Понедельник, 28.05.2018, 11:00 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

От войны до смерти

Сталин в первые дни Великой Отечественной войны
 

Уже в 5 часов 45 минут 22 июня Сталин в своём кабинете в Кремле принимает наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова, наркома внутренних дел Л. П. Берию, наркома обороны С. К. Тимошенко, заместителя Председателя СНК СССР Л. З. Мехлиса и Начальника Генерального штаба РККА Г. К. Жукова.

На следующий день после начала войны (23 июня 1941) СНК СССР и ЦК ВКП(б) совместным постановлением образовали Ставку Главного Командования Вооружённых Сил СССР, в состав которого был включён Сталин и председателем которого был назначен нарком обороны, маршал Советского Союза С. К. Тимошенко. 24 июня Сталин подписывает постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР о создании Совета по эвакуации при СНК СССР, призванного организовать эвакуацию «населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей» западной части СССР.

Когда 28 июня пал Минск, Сталин впал в прострацию. 29 июня Сталин не приехал в Кремль, что вызвало сильное беспокойство у его окружения. 30 июня во второй половине дня его коллеги по Политбюро приехали к нему в Кунцево, и, по впечатлению некоторых из них, Сталин решил, что они собираются его арестовывать. Собравшиеся приняли решение о создании ГКО. «Мы видим, что Сталин не участвовал в делах страны немногим более суток», — пишет Р. А. Медведев.

Великая Отечественная война, июнь 1941 года

В начале войны Сталин был слабым стратегом, принимал множество некомпетентных решений. В качестве примера такого решения доктор Саймон Сибег-Монтефиоре приводит ситуацию в сентябре 1941 года: хотя все генералы упрашивали Сталина вывести войска из-под Киева, он позволил нацистам взять в «мешок» и перебить военную группировку из пяти армий.
Военное руководство


В то же время, по мнению Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, начиная со Сталинградской битвы Сталин стал проявлять себя, как человек «…владеющий вопросами организаций фронтовых операций и операций групп фронтов и руководящий ими с большим знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах», а также умеющий «найти главное звено в стратегической обстановке». В целом, Г. К. Жуков оценивает Сталина, как «достойного Верховного Главнокомандующего». Кроме того, Г. К. Жуков считает необходимым «отдать должное» И. В. Сталину, как «выдающемуся организатору» в «обеспечении операций, создании стратегических резервов, в организации производства боевой техники и вообще в создании всего необходимого для ведения войны».
Начальный период войны

Через неделю после начала войны (30 июня 1941) Сталин был назначен Председателем только что образованного Государственного комитета обороны. 3 июля Сталин выступил с радиообращением к советскому народу, начав его со слов: «Товарищи, граждане, братья и сёстры, бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!» 10 июля 1941 года Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования, и председателем вместо Тимошенко был назначен Сталин.

19 июля 1941 года Сталин сменил Тимошенко на посту наркома обороны. С 8 августа 1941 года Сталин Указом Президиума Верховного Совета СССР был назначен Верховным Главнокомандующим Вооружёнными Силами СССР.

31 июля 1941 года Сталин принял личного представителя и ближайшего советника президента США Франклина Рузвельта — Гарри Гопкинса. 16—20 декабря в Москве Сталин вёл переговоры с министром иностранных дел Великобритании Э. Иденом по вопросу заключения между СССР и Великобританией договора о союзе в войне против Германии и о послевоенном сотрудничестве.

16 августа 1941 года Сталин подписал Приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 270, в котором значилось: «Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров».

Во время Московской битвы 1941 года, после объявления Москвы на осадном положении, Сталин оставался в столице[источник не указан 1614 дней]. 6 ноября 1941 года Сталин выступил на торжественном заседании, проходившем на станции метро «Маяковская», которое было посвящено 24-й годовщине Октябрьской революции. В своей речи Сталин объяснил неудачное для Красной армии начало войны, в частности, «нехваткой танков и отчасти авиации»[166].

На следующий день, 7 ноября 1941 года, по указанию Сталина на Красной площади был проведён традиционный военный парад.
В 1941—1942 годах главнокомандующий посетил Можайский, Звенигородский, Солнечногорский оборонительные рубежи, а также был в госпитале на Волоколамском направлении и в 16-й армии, где осмотрел работу ракетных установок БМ-13 («катюша»), был в 316-й дивизии И. В. Панфилова. В 1942 году Сталин выезжал за реку Лама на аэродром на испытания самолёта. 2 и 3 августа 1943 года прибыл на Западный фронт. 4 и 5 августа находился на Калининском фронте. 5 августа находится на передовой в деревне Хорошево (Ржевский район). Как пишет сотрудник личной охраны главнокомандующего А. Т. Рыбин: «По наблюдению личной охраны Сталина, в годы войны Сталин вёл себя бесшабашно. Члены Политбюро и Н. Власик буквально загоняли его в укрытие от летящих осколков, разрывавшихся в воздухе снарядов».

30 мая 1942 года Сталин подписал постановление ГКО о создании Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования. 5 сентября 1942 года издаёт приказ «О задачах партизанского движения», ставший программным документом в дальнейшей организации борьбы в тылу захватчиков.

28 июля 1942 года Сталин в качестве наркома обороны подписал «Приказ № 227», ужесточивший дисциплину в Красной армии, запретивший отход войск без приказа руководства, вводивший штрафные батальоны в составе фронтов и штрафные роты в составе армий, а также заградительные отряды в составе армий.

Введение заградотрядов отнюдь не было изобретением Сталина; подобные методы уже применялись большевиками во время Гражданской войны. Исследователи В. Краснов и В. Дайнес утверждают, что знаменитый сталинский приказ № 227 фактически повторял положения приказа Троцкого № 65 по Южному фронту от 24.11.1918. Приказ № 65 до сих пор потрясает свой жестокостью; он требовал расстрела не только дезертиров, но также их укрывателей и сжигания их домов.

Перелом в ходе Великой Отечественной войны

11 февраля 1943 года Сталин подписал постановление ГКО о начале работ по созданию атомной бомбы. Начало коренного перелома в войне, положенное в Сталинградской битве имело продолжение в ходе Зимнего наступления Красной Армии 1943 года. В Курской битве начатое под Сталинградом было завершено, наступил коренной перелом не только в ВОВ, но и во всей Второй мировой войне.
Сталин, Ф. Д. Рузвельт и У. Черчилль на Тегеранской конференции

25 ноября Сталин в сопровождении Наркома иностранных дел СССР В. М. Молотова и члена ГКО, заместителя Председателя СНК СССР К. Е. Ворошилова едет в Сталинград и Баку, откуда на самолёте летит в Тегеран (Иран). С 28 ноября по 1 декабря 1943 года Сталин участвует на Тегеранской конференции — первой за годы Второй мировой войны конференции «Большой тройки» — лидеров трёх стран: СССР, США и Великобритании.

Окончание войны
Потсдамская конференция

4 февраля — 11 февраля 1945 года Сталин участвует в Ялтинской конференции союзных держав, посвящённых установлению послевоенного мирового порядка.

Ряд лиц подчёркивают важность того, что именно советский флаг был водружён над Рейхстагом. Кандидат наук Никита Соколов в эфире радио «Эхо Москвы» объясняет это тем, что американцы и британцы отказались брать несколько крупных городов, включая Берлин, поскольку это могло привести к большим человеческим жертвам.

В то же время Дж. Боффа указывает, что, в противовес планам генерала Эйзенхауэра, «Черчилль же и британские генералы стремились любой ценой достичь Берлина прежде, чем туда придут русские»:

В начале апреля [1945 года], таким образом, в руках у Сталина оказались два взаимно исключающих документа: послание Эйзенхауэра и донесение советской разведки, утверждавшее, что войска Монтгомери готовятся нанести удар по Берлину. Сталин высоко оценил лояльность Эйзенхауэра, но все же решил прибегнуть к хитрости. В ответе американскому генералу он одобрил его планы и одновременно заверил его, что Берлин утратил своё «прежнее стратегическое значение» и что советские войска в связи с этим направят для взятия города лишь второстепенную группировку сил. В действительности же он только что подписал директиву о проведении последнего крупного наступления в этой войне — на столицу Германии. В глазах советских людей взятие Берлина должно было служить необходимым увенчанием их победы. Дело было не только в престиже. Берлин в их руках означал гарантию того, что СССР сможет заставить других считаться со своим мнением при решении вопроса о судьбах Германии.[170]

Исследователь Кынин Г. П. также считает, что Сталин, узнав о планах своих англо-американских союзников, также намеренно дезинформировал их, сообщив, что главный удар советских войск якобы намечен на «вторую половину мая» (на деле, наступление началось 16 апреля, хотя к нему не успевал подготовиться 2-й Белорусский фронт).

В своем сообщении президенту Рузвельту 1 апреля 1945 года Черчилль прямо заявлял, что «… с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять». Генерал Эйзенхауэр ответил на обеспокоенность Черчилля следующим образом: «Конечно, если в какой-либо момент сопротивление будет внезапно сломлено по всему фронту, мы устремимся вперед, и Любек и Берлин окажутся в числе наших важных целей».

С началом Советской Армией Берлинской операции 16 апреля 1945 года Черчилль осознал, что англо-американские войска на тот момент физически не могут прорваться в Берлин, и сосредоточился на занятии Любека, с тем, чтобы предотвратить советскую оккупацию Дании.

Профессор русской истории Лондонского университета Орландо Файджес в эфире телеканала Discovery Civilisation оспаривает распространённое мнение о заслугах Сталина в победе, указывая на полную неготовность промышленности, сельского хозяйства и морального духа страны к войне в 1941 году.


Депортации народов
 

В СССР тотальной депортации были подвергнуты множество народов, среди них: корейцы, немцы, финны-ингерманландцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары и турки-месхетинцы. Из них семь — немцы, карачаевцы, калмыки, ингуши, чеченцы, балкарцы и крымские татары — лишились при этом и своих национальных автономий.

Депортациям в СССР подверглось ещё множество других этнических, этноконфессиональных и социальных категорий советских граждан: казаки, «кулаки» самых разных национальностей, поляки, азербайджанцы, курды, китайцы, русские, иранцы, евреи-ирани, украинцы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, греки, болгары, армяне, кабардинцы, армяне-хемшины, армяне-«дашнаки», турки, таджики и другие.

Депортации нанесли колоссальный ущерб СССР, её экономике, культуре, традициям народов. Прерывались устоявшиеся экономические и культурные связи между народами, деформировалось национальное сознание масс. Был подорван авторитет государственной власти, проявились негативные стороны государственной политики в сфере национальных отношений.

14 декабря 1947 года Сталин подписал Постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) № 4004 «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары»[174]. Денежная реформа была проведена в форме деноминации с конфискацией и была очень похожа на реформу в постсоветской России в 1993 году. То есть у населения были изъяты все сбережения. Старые деньги менялись на новые в пропорции за 10 рублей только 1 рубль.

20 октября 1948 года было принято постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) № 3960 «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоёмов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР»[176], которое вошло в историю как Сталинский план преобразования природы. Составной частью этого грандиозного плана было крупномасштабное строительство промышленных электростанций и каналов, которые получили наименование Великих строек коммунизма.

В год смерти Сталина средняя калорийность суточной диеты сельскохозяйственного работника была на 17 % ниже уровня 1928 года. По секретным данным ЦСУ, дореволюционный уровень питания по количеству калорий в день был достигнут только в конце 50-х — начале 60-х годов.

24 июля 1945 года в Потсдаме Трумэн сообщил Сталину, что у США «теперь есть оружие необыкновенной разрушительной силы». По воспоминаниям Черчилля, Сталин улыбнулся, но не стал интересоваться подробностями. Из этого Черчилль сделал вывод, что Сталин ничего не понял и не в курсе событий. В тот же вечер Сталин приказал Молотову переговорить с Курчатовым об ускорении работ по атомному проекту. 20 августа 1945 года для руководства атомным проектом ГКО создал Специальный комитет с чрезвычайными полномочиями во главе с Л. П. Берией. При Спецкомитете был создан исполнительный орган — Первое главное управления при СНК СССР (ПГУ). Директива Сталина обязывала ПГУ обеспечить создание атомных бомб, урановой и плутониевой, в 1948 году. 25 января 1946 года Сталин впервые встречается с разработчиком атомной бомбы, академиком И. В. Курчатовым; на встрече присутствуют: председатель Специального комитета по использованию атомной энергии Л. П. Берия, нарком иностранных дел В. М. Молотов, председатель Госплана СССР Н. А. Вознесенский, заместитель председателя СНК Г. М. Маленков, нарком внешней торговли А. И. Микоян, Секретарь ЦК ВКП(б)
 А. А. Жданов, президент Академии наук СССР С. И. Вавилов, академик АН СССР С. В. Кафтанов. B 1946 году Сталиным были 

подписаны около шестидесяти документов, определивших развитие атомной науки и техники, результатом выполнения которых
 стало успешное испытание первой советской атомной бомбы 29 августа 1949 года на полигоне в Семипалатинской области 
Казахской ССР и строительство первой в мире АЭС в Обнинске (1954 год).


Умер Сталин в своей официальной резиденции — Ближней даче, где он постоянно проживал в послевоенный период. 1 марта 1953 года один из охранников обнаружил его лежащим на полу малой столовой. Утром 2 марта на Ближнюю дачу прибыли врачи и диагностировали паралич правой стороны тела. 5 марта в 21 час 50 минут Сталин умер. Согласно медицинскому заключению, смерть наступила в результате кровоизлияния в мозг.

История болезни и результаты вскрытия показывают, что у Сталина было несколько ишемических инсультов (лакунарных, но, вероятно, также и атеротромботических), что, по мнению президента Всемирной федерации неврологов В. Хачински, привело не только к сосудистым когнитивным нарушениям, но и прогрессирующему расстройству психики.
Надгробный памятник И. В. Сталину у Кремлёвской стены. 2011 г.

Существуют многочисленные версии, предполагающие неестественность смерти и причастность к ней окружения Сталина. По версии историка И. И. Чигирина, убийцей-заговорщиком следует считать Н. С. Хрущёва. Другие историки считают причастным к смерти Сталина Л. П. Берию. Почти все исследователи сходятся в том, что соратники Сталина способствовали (необязательно умышленно) его смерти, не торопясь вызывать медицинскую помощь.

Забальзамированное тело Сталина было помещено в Мавзолей Ленина, который в 1953—1961 годах именовался «Мавзолей В. И. Ленина и И. В. Сталина». 30 октября 1961 года XXII съезд КПСС постановил, что «серьёзные нарушения Сталиным ленинских заветов… делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее». В ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 года тело Сталина было вынесено из Мавзолея и погребено в могиле у Кремлёвской стены.

счетчик посещений Рейтинг@Mail.ru